avangard-pressa.ru

Иностранные термины и выражения 110 - Философия

Троцкистская теория перманентной революции пред­ставляет собой один из идейных источников совр. кон­цепций мелкобурж. экстремизма, характерной чертой к-рых является неверие в способность рабочего клас­са объединить вокруг себя широкие массы трудящихся для решения задач социалистич. строительства.

Ю. А. Красин.

НЕПРЕРЫВНОСТЬ И ПРЕРЫВНОСТЬ,филос. ка­тегории, характеризующие как структуру материи, так и процесс её развития. Прерывность означает «зерни­стость», дискретность пространственно-временного строения и состояния материи, составляющих её эле­ментов, видов и форм существования, процесса движе­ния, развития. Она основывается на делимости и опре-дел. степени внутр. дифференцированности материи в её развитии, а также на относительно самостоят. су-

НЕПРЕРЫВНОСТЬ 433

ществовании составляющих её устойчивых элементов, качественно определ. структур, напр. элементарных частиц, ядер, атомов, молекул, кристаллов, организ­мов, планет, общественно-экономич. формаций и т.д. Непрерывность, напротив, выражает единство, взаи­мосвязь и взаимообусловленность элементов, состав-

ляющих ту или иную систему. Непрерывность основы­вается на относит. устойчивости и неделимости объекта как качественно определённого целого. Именно един­ство частей целого и обеспечивает возможность самого факта существования и развития объекта как целого. Т. о., структура к.-л. предмета, процесса раскрывается как единство Н. и п. Напр., совр. физика показала, что свет одновременно обладает и волновыми (непре­рывными) и корпускулярными (прерывными) свойст­вами. Прерывность обеспечивает возможность сложного, внутренне дифференцированного, разнородного строе­ния вещей, явлений; «зернистость», отделёниость того или иного объекта составляет необходимое условие для того, чтобы элемент данной структуры выполнял определ. функцию в составе целого. Вместе с тем пре­рывность обусловливает возможность дополнения, а также замены и взаимозамены отд. элементов системы. Единство Н. и п. характеризует и процесс развития явлений. Непрерывность в развитии системы выражает её относит. устойчивость, пребывание в рамках данной меры. Прерывность же выражает переход системы в но­вое качество. Одностороннее подчёркивание только пре­рывности в развитии означает утверждение полного разрыва моментов и тем самым потерю связи. Призна­ние только непрерывности в развитии ведёт к отрица­нию к.-л. качеств. сдвигов и по существу к исчезнове-нию самого понятия развития. Для метафизич. способа мышления характерно обособление Н. и п. Диалектич. материализм подчёркивает не только противополож­ность, но и связь, единство Н. и п., что подтвержда­ется всей историей науки и обществ. практики. • Основы марксистско-ленинской философии, М., 19805. НЕПРОТИВОРЕЧИВОСТЬ,совместимость, корректность, выполнимость, свойство системы предложений к.-л. теории (или системы формул нек-рого исчисления), заключающееся в том, что из этих предложений (формул) с помощью логич. средств данной теории (соответственно правил вывода данного исчисления) нельзя вывести противоречие, т. е. пару предложений, каждое из к-рых является отрицанием другого (в формальных исчислениях — формулу А&┐А, т. е. конъюнкцию произвольной формулы А и её от­рицания, интерпретируемую как «А и не-А»). Тер­мин «Н.» употребляют преим. по отношению к совокуп­ности нек-рых (содержательно понимаемых или фор­мальных) аксиом или же по отношению ко всей теории (исчислению), базирующейся на данных аксиомах, т. е. к совокупности всех предложений (формул), выводимых

из них. Применительно к широкому классу теорий и исчислений, для к-рых справедлив принцип «из лжи следует любое предложение» или к.-л. его формальный аналог (напр., импликация А&┐А В), Н. равносиль­на наличию хотя бы одного невыводимого предложе­ния (недоказуемой формулы). Это свойство, с одной стороны, показывает важность понятия Н. (не обладаю­щие свойством Н. противоречивые теории действитель­но некорректны, тривиальны, бессодержательны, по­скольку любое их предложение — как содержательно истинное, так и содержательно ложное — равно ока­зывается «доказуемым», т. е. понятие доказательства в них совершенно обесценивается), а с другой — может быть положено в основу самого понятия Н., позволяя определить его как наличие в данной системе хотя бы одного недоказуемого предложения (или формулы). Каждая содержат. логич. или математич. теория пред­полагается непротиворечивой. Однако обнаружение

НЕПРОТИВОРЕЧИВОСТЬ

парадоксов (антиномий, противоречий) в теории мно­жеств (а следовательно, и во всей базирующейся на ней т. н. классич. математике) показало нетривиаль­ность проблемы Н., её важность, трудность и глубину для логики и математики. Трактовка понятия Н. и пути разрешения связанных с ним трудностей суще­ственно различны в различных школах оснований ма­тематики и логики (см. Логицизм, Формализм, Интуи­ционизм, Конструктивное направление). См. также статьи Аксиоматический метод, Метатеория и лит. к ним.

НИБУР(Niebuhr) Рейнхольд (21.6.1892, Райт-Сити, Миссури,—1.6.1971, Стокбридж, Массачусетс), амер. протестантский теолог, представитель диалектической теологии. В условиях экономич. кризиса 1929—33 и разочарования в либерализме возглавил переход боль­шинства амер. протестантских теологов с позиций модернизма на позиции т. н. теологии кризиса. В зна­менующей этот поворот кн. «Нравств. человек и без-нравств. общество» («Moral man and immoral society», 1932) Н. объявляет надежды «социального евангелия» на приведение общества в соответствие с требованиями христ. морали и изживание зла иллюзорными и наив­ными. В последующих работах «Природа и судьба чело­века» («The nature and destiny of man», v. l—2, 1941 — 1943), «Вера и история» («Faith and history», 1949), «Ирония амер. истории» («The irony of American hi­story», 1952) Н. отрекается от бурж.-просветит. про­грессивного наследия, защиту к-рого называет опас­ным донкихотством, отказывается от идей социального прогресса, совершенствования человеч. личности и т. п., утверждая, что любые попытки построения справедли­вого обществ. порядка наталкиваются на злую и эго­истичную («греховную») сущность человека. Альтруизм рассматривается им как лицемерие, за к-рым скрыва­ется эгоизм личности, класса, нации, выдающих свои эгоистич. интересы за всеобщие. История, будучи сфе­рой столкновения иррациональной свободной воли лю­дей и воли бога, непознаваема и неподвластна челове­ку, к-рый, пытаясь подчинить её себе, всегда получает результаты, обратные желаемым. В этом и состоит «ирония истории». Отсюда Н. делает вывод: следует отказаться от всех попыток кардинальных социальных преобразований и ограничиться непосредств. практич. деятельностью, направленной на смягчение неразре­шимых в принципе противоречий.

• R. Niebuhr, bis religious, social and political thought, ed. by Ch. W. Kegley and R. \V. Bretall, N. Y., 1956.

НИГИЛИЗМ(от лат. nihil — ничто), в широком смыс­ле — отрицание общепринятых ценностей, идеалов, моральных норм, культуры и т.п. Иногда это отрица­ние предпринималось с целью утверждения и возвыше­ния к.-л. иных ценностей (напр., отрицание культуры в руссоизме, сопровождавшееся призывом к возрожде­нию естеств. нравственности). В рус. культуре 2-й пол. 19 в. нигилистами называли представителей ра­дикального течения разночинцев-шестидесятников, от­рицавших изжившие себя социальные устои крепост-нич. России и религ. идеологию, проповедовавших материализм и атеизм. Впоследствии термин «Н.» ис­пользовался реакцией для характеристики всех рево-люц. сил 60—70-х гг., к-рым приписывались вульгарный материализм, аморализм, анархизм. В зап. философии понятие Н. появилось у Якоби, в социально-культур­ном значении употреблялось Ницше, понимавшим под Н. осознание иллюзорности и несостоятельности тра-диц. идеалов бурж. общества. Кьеркегор источником II. считал кризис христианства и распространение «эс-тетич.» мироощущения. У Шпенглера Н. обозначал черту совр. европ. культуры, переживающей период «заката» и «старческих» форм сознания, к-рый и в куль­турах др. народов якобы неизбежно следовал за состоя­нием высшего расцвета. Хайдеггер считал Н. маги­стральным движением в истории Запада, к-рое конеч­ным следствием может иметь мировую катастрофу.

Во франц. экзистенциализме Н. рассматривался как проявление абсурдности существования (Камю). В це­лом бурж. философия лишь описывала кризисное миро­воззрение бурж. общества, не выявляя его действит. социальных причин. См. также «Новые левые».

НИКОЛАЙ КУЗАНСКИЙ(Nicolaus Cusanus), Ни­колай Кребс (Krebs) (1401, Куза на Мозеле, близ Трира,—11.8.1464, 'Годи, Умбрия), мыслитель раннего Возрождения, воспринявший наследие антич-но-ср.-век. метафизики и предвосхитивший гл. черты философии нового времени. Епископ Бриксенский (Ти­роль), кардинал и «легат по всей Германии» (с 1450), ген. викарий в Риме при папе Пие II. На Базельском соборе (с 1432) представил историософско-политич. трактат «О католич. согласии» («De concordantia ca-thplica», 1433), проект замены юлианского календаря. Стремился к упорядочению социального и церк. орга­низма вокруг единого духовного центра, строил планы объединения религий во всеобъемлющем католичестве («О согласии веры» — «De расе fidei», 1453). Его писа­ния казались побочным занятием «для облегчения души от тяжких забот»; филос. и математич. трактаты созда­вались им иногда за один присест, вдохновение преоб­ладает в них над системой. Их характеризует традиц. тематика (богопознание, учение о едином, христоло-гия, творение мира, иерархия бытия, Троица), эклек­тический синтез поздиеантич. (Прокл), патристич. (Псевдо-Дионисий Ареопагит), араб. мысли (для Н. К. важно открыть живую актуальность расхожих филос. формул, рассматривая их через «увеличит, стекло» своего метода,— «Берилл», 1458, рус. пер. 1980), терминология «неофиц.» схоластики (Иоанн Солс-берийский, особенно Тьеррн Шартрский), тематизация простейших понятий («то же», «что», «раньше», «не-иное», «мочь»). Крайняя индивидуальность стиля, про­винциальность латыни Н. К., обособленность его онто­логии в философии Возрождения привели к тому, что Н. К. не был понят вполне ни его ближайшими учени­ками (Бруно, Этьен д'Этапль), ни его фактич. продол­жателями (Декарт, Лейбниц). Однако важнейшие для Н. К. понятия метода, априорного предвосхищения ре­альности, точности и строгости познания, человеч. творчества так или иначе оказываются в центре после­дующей новоевроп. философии.

Осп. мысль, сформулированная в названии первой большой работы Н. К.,— «знающее незнание» («De docta ignorantia», 1440, рус. пер. «Об ученом незнании», 1937, 1979): в осознании названия «свёрнуто» понима­ние того, каким должно быть настоящее знание. В не­познанном сказывается, т. о., изначально известное; отдельное свидетельствует о предсуществовании целого; разнообразие говорит о лежащем в его основе единстве. При этом пестрота чувственного отсылает к его рацио­нальным закономерностям; сложность рационально­сти — к простоте ума (нуса); различие умов как единя-ще-собирающих начал — к единству первопричины. Отсюда универс. путь восхождения у Н. К.: «Соединяй видимые противоположности в предшествующем им единстве». Достоверность всего конкретного для Н. К. каждый раз заново обеспечивается обращением его к божеств. началу. Начало «просвечивает» во всём, оста­ваясь недостижимым именно потому, что оно всему предшествует: источник всякого «движения», естеств. и человеч. истории, оно же и его конец. В отличие от абсолюта, универсум — единство «определившееся», «стяжёнпое» и потому неизбежно ограниченное этой определённостью. Всякий веществ. центр относите­лен (предкоперниканская космология), лишённый в себе конца мир имеет и центром и пределом сво­его творца. В качестве единого мир определяется «интеллигенцией» (собирающим смыслом). Через при­надлежность к универсуму каждая вещь пребывает в каждой; макс. различие вещей совпадает с их миним. различием (отсутствием такового). В трактатах «О пред­положениях» (1430—41, рус. пер. 1979), «Богосыновст-

во» (1446, рус. пер. 1979), диалоге «Простец об уме» (1450, рус. пер. 1937) развёртывается учение об уме (а «человек есть его ум») как богоподобии. Последнее — не эманация первоначала, а воспроизведение его тво­рящей способности в доступной человеку сфере (ср. учение о монадах Лейбница). Богопознаиие тоже от­крывается человеку «на нём самом»: он есть возмож­ность быть, по-человечески, всем («О предположениях» II 14, 143). Высшее имя божеств. начала у позднего Н. К.— «возможность-бытие» («De possest», 1460, рус. пер. 1937), «не-иное» («De non aliud», 1462, рус. пер. 1937) и просто posse — «мочь» («О вершине созер­цания», 1464, рус. пер. 1980) — ничем не детерминиро­ванная «возможность», предшествующая всему и со­впадающая с действительностью: бог заранее уже есть всё, что только может быть.

В многочисл. проповедях Н. К. поднимаются филос. темы; нравств. вопросы он хочет решать через про­светление сознания. Семь математич. трактатов посвя­щены квадратуре круга, проблеме бесконечности, уточ­нению числа π. Η. К. виртуозно применяет геометрич. и арифметич. величины для иллюстрации филос. поня­тий (круг как символ бесконечности, 103 как символ телесно осязаемого). Н. К. постоянно касается пробле­мы бесконечно малых, но в противоположность Декарту подчёркивает абс. несводимость конкретных вещей и фигур друг к другу. Однако эта несводимая индивиду­альность вещей позволяет надёжно идентифицировать их путём опытных замеров («Об исправлении календа­ря» — «De reparatione calendarii», 1436; «Простец об опы­тах с весами», 1450, рус. пер. 1979): Н. К. намечает грандиозную программу табличной характеристики всех вещей и процессов.

· Избр. филос. соч., М., 1937; Соч., т. 1—2, М., 1979—80: Opera, v. 1—3, Parisiis, 1514; Opera, Bd 1—3, Basileae, 1565; Opera omnia, Bd 1—14 —, Lpz.— Hamb., 1932—70—.

• Лосев А. Ф., Эстетика Возрождения, M., 1978, с. 291 — 316; S a n t i n е l l o G., II pensiero di Nicolo Cusano nella sua prospettiva estetica, Padova, 1958; Jaspers K., Nikolaus Cusa­nus. Münch., 1969; P r ä n t z k i E., Nikolaus von Kues und das Problem der absoluten Subjektivität, Meisenheim am Glan, 1972; Velthoven Th. van, Gottesscnau und menschliche Kreati­vität. Studien zur Erkenntnislehre des Nikolaus von Kues, Leiden, 1977. В. В. Бибихин.

«НИКОМАХОВА ЭТИКА»(Ή ι ά Nι ομάχβια, Ethi-ca Nicomachea), осн. этич. трактат Аристотеля, отражаю­щий позднюю фазу развития его этич. учения (датиру­ется 2-м афинским периодом — 334 — 322 до н. э.), классич. памятник антич. эвдемонизма. Назван в па­мять об отце или рано умершем сыне Аристотеля Ни-комахе (второе вероятнее). Единственный из крупных трактатов Аристотеля, дошедший до нас в том виде, как он был задуман и написан, и, видимо, предназна­ченный не только для внутришкольного пользования, но и для более широкого круга читателей. Состоит из 8 книг равного объёма. Кн. 5—7 «Н. э.» тождественны кн. 4—6 «Евдемовой этики»; на эту проблему до сих пор не дано однозначного ответа. Согласно И. Дюрингу (1966) и Ф. Дирльмайеру (1969), эти три книги скорее принадлежали первоначально «Евдемовой этике». В 1-й кн. говорится о высшем благе, причём Аристо­тель ограничивает задачи исследования «практически достижимым благом» (πρακτόν άγα όν), оставляя в стороне платоновское понятие трансцендентного бла­га. Высшее благо — это счастье (эвдемония), к-рое оп­ределяется как разумная деятельность души по осу­ществлению своей «арете» (добродетели). Душа (псюхе) распадается на рациональную и иррациональную ча­сти. Разум должен контролировать иррациональную часть души («умерять страсти») и правильно действо­вать сам по себе. Так выводятся два типа добродете­лей — этические и дианоэтические (интеллектуальные). Этич. добродетель (вопреки сократич. тезису) не есть знание, но приобретается через воспитание и «привыч-

НИКОМАХОВА 435

ку». Сущность этич. добродетелей — в балансировании между «избытком» и «недостатком», в поддержании «середины» между двумя крайностями. Кн. 2—5: виды этич. добродетели. Особое место занимает анализ «спра­ведливости» (5-я кн.), в к-рой Аристотель различает два аспекта — общий и частный. Общая концепция («справедливость» как «совершенная добродетель», объ­емлющая все остальные) совпадает с платоновской («Государство»), частная рассматривает «справедли­вость» как отд. арете в ряду других; в этом значении «справедливость» разделяется на «распределительную» и «компенсаторную»: первая основана на распределении благ в соответствии с «достоинством» личности, вторая (осуждённая Платоном в «Законах» 757 а слл. и реаби­литированная Аристотелем для сферы торг. обмена и суд. наказания) полностью игнорирует личность, осно­вана на принципе равной компенсации прибыли (убыт­ка) соответственно убытком (прибылью). Кн. 6: виды дианоэтич. добродетелей, к-рые делятся в соответствии с расчленением рациональной части души на «научную» (έπιστημονικόν) и «расчётливую (планирующую)» спо­собность (λογιστικόν): первая рассматривает необходи­мость, то, что не может быть иным, чем оно есть; вто­рая — «то, что может быть иначе», т. е. зависит от на­шей деятельности. Дианоэтич. добродетели первого класса — «науч. знание» (эпистеме) и интуитивный ра­зум (нус); они образуют «мудрость» (София). Диано­этич. добродетели второго класса — «искусство» (τέχνη), направленное на «творчество» (ποιεΐν), и нравств. сознание (φρόνησις), направленное на прак-тич. деятельность (πράττειν); цель практич. деятельно­сти, осуществляемой согласно «правильному логосу» («норме»), заключена в ней самой, цель «пойетич.» (творч.) деятельности — вне неё, т. е. в произведении. Кн. 8—9: многоаспектный анализ понятия «дружба» (филия) как существ. момента эвдемонии (её мотивы, формы, причины распада и т. д.); «дружба» определяется как середина между лестью, или угодливостью, и угрю­мой замкнутостью (И 08 а 26). Знаменитое выражение культа истины «Платон мне друг, но истина дороже» основано на «Н. э.» (1096 а 12 слл.). Проблема удоволь­ствия обсуждается в «Н. э.» дважды: кн. 7, гл. 12—15, и кн. 10, гл. 1—5, причём Аристотель и здесь занимает среднюю позицию между аскетич. ригоризмом и гедо­низмом: удовольствие — эпифеномен счастья, оно за­вершает аретологич. деятельность и сопутствует эвде­монии («Н. э.» 1174 b 31). Заключит. главы «Н. э.» (кн. 10, гл. 6—10) рисуют этич. идеал Аристотеля, к-рый он видит в «cозерцат. жизни» (βίος εωρητικός, vita contemplative), или деятельности (см. Энергия) ума (нуса) по осуществлению своей арете, т. е. занятиях философией. Греч. комм.к «Н. э.»— Гелиодора из Пру­сы, Михаила Эфесского, Евстратия и Анонима изданы в серии CAG (соответственно ν.XVIII; ν.XIX 2; ν.XX; ν.XXII 2, 3).

Издания: Ρ. Susemini, 1887; I. Bywater, 1894, 1957; J. Burnet, 1900.

Важнейшие комм.: J. A. Stewart, v. 1—2, 1892; K. A. Gau-thier et J. I. Jolif, t. 1—2, 1958—59; Fr. Dirlrneier, 19692 (библ.).

Рус. пер. Э. Л. Радлова (1908).

• Eriksen T. В., Bios theoretikos. Notes on Aristotle's Ethica Nicomachea X, 6—8, Oslo — Bergen — Tromsо, 1976.

А. В. Лебедев.

НИЛ СОРСКИЙ(в миру — Николай Майков) (ок. 1433—1508), рус. мыслитель, церк. и обществ. деятель, глава нестяжателей. Учение Н. С. отличалось от автори­тарного и внешнеобрядового направления в рус. пра­вославии. В своих соч. Н. С. развивал мистико-аскетич. идеи в духе исихазма Григория Синаита, требуя со­средоточения верующего на своём внутр. мире, личного переживания веры как непосредств. единения с богом. Опираясь на высказывание из послания Павла «не тру­дящийся да не ест», Н. С. требовал от монахов участия в производит. труде; выступал за реформу монашества

НИЛ

на началах скитской жизни. По отношению к еретикам Н. С. рекомендовал отказ от насилия и гонений. Уче­ние Н. С. противостояло воинствующей церкви, идео­логом к-рой являлся Иосиф Волоцкий. В лит. насле­дии Н. С. большое место занимают вопросы психоло­гии человеч. страстей, при изучении к-рых он опирал­ся на традиции патристики. Продолжателями идей Н. С. были Вассиан Патрикеев Косой и Артемий Тро­ицкий.

• Нила Сорского Предание и Устав, [СПБ], 1912.

• Архангельский А. С., Н. С. и Вассиан Патрикеев ..., ч. 1, СПБ, 1882; Лурье Я. С., Направление Н. С. в идео-логнч. борьбе кон. XV в., в его кн.: Идеологии, борьба в рус. публицистике кон. XV — нач. XVI вв., М.— Л., 1960; Л и-лиенфельд Ф., О лит. жанре нек-рых соч. Н. С., в кн.: Тр. отдела др.-рус. лит-ры, т. 18, М,— Л., 1962, с. 80—98; L i l i-e n f е 1 d F. v., Nil Sorskij und seine Schriften, B., 1963.

НИРВАНА(санскр., букв.— остывание, угасание, за­тухание), одно из центр. понятий инд. религии и фило­софии. Получило особое развитие в буддизме, где озна­чает высшее состояние вообще, конечную цель человеч. стремлений, выступая, с одной стороны, как этико-практич. идеал, с другой — как центр. понятие ролиг. философии.

Буддийские тексты не дают определения Н., заме­няя его многочисл. описаниями и эпитетами, в к-рых Н. изображается как противоположное всему, что мо­жет быть, и потому как непостижимое и невыразимое. Н., выступая прежде всего как этич. идеал, предстаёт как психологич. состояние законченности внутр. бы­тия перед лицом бытия внешнего, абсолютной от него отрешённости. Это состояние означает негативно отсут­ствие желаний, позитивно некое не поддающееся рас­членению слияние интеллекта, чувств. воли, к-рое предстаёт с интеллектуальной стороны как истинное понимание, с нравств.-эмоциональной — как нравств. совершенство, с волевой — как абс. несвязанность, и в целом может быть охарактеризовано как внутр. гар­мония, согласованность всех наличных способностей, делающих необязательной внеш. деятельность. Одно­временно это означает не утверждение «Я», а, наобо­рот,— раскрытие его реального несуществования, т. к. гармония предполагает отсутствие конфликта с окру­жающим, установление шунъи (в частности, отсутствие противостояния субъекта и объекта). Н. являет собой определ. уход от обычных человеч. ценностей (благо, добро), от цели вообще и установление своих ценно­стей: с внутр. стороны — это ощущение покоя (блажен­ства — в отличие от счастья как ощущения движения), с внешней — состояние абс. независимости, свободы, означающей в буддизме не преодоление мира, а его снятие. Поскольку снимается само противопоставле­ние «жизни» и «смерти», споры о том, является Н. веч­ной жизнью или уничтожением, оказываются лишён­ными смысла.

В ходе развития буддизма конкретизируются пред­ставления о Н. как об абс. реальности, делаются по­пытки онтологизации психологич. состояния. Для хи-наяны в этом отношении характерна концепция вайб-хашики, согласно к-рой Н. в роли абс. реальности пред­стаёт как некий неподвижный, неизменный, единствен­ный в своём роде элемент — дхармадхату; в махаяне Н. отождествляется с дхармакаей — космич. телом Будды. Хотя в основе концепции Н. в буддизме лежит общее всем религиям деление на мир обусловленный и необус­ловленный и, более того, хотя концепция Н. находится в русле мистич. идей о достижении совершенного со­стояния души, построения «царства не от мира сего вну­три нас», особенностью буддийской идеи Н., отличаю­щей её и от брахманистско-индуистской концепции мокши, и от идей манихейства, суфизма, христ. мисти­цизма, является абс. несвязанность её с идеей транс­цендентного бога, утверждение постулата имманент­ности абсолюта миру.

• V а 1 1 ё е P o u s s i n L. de la, Nirvana, P., 1925; Steher-b a t s k у T h., The conception of Buddhist Nirvana, Leningrad, 1927; W с l b o n G. R., The Buddhist Nirvana and its Western-

interpreters, Chi.— L., 1908; Joliansson E., The psycholo­gy of Nirvana, N. Y., 1970; см. также лит. к ст. Буддизм.

НИСИДАКитаро (19.4.1870, ок. Канадзавы,—7.7. 1945, Камакура), япон. философ-идеалист, основатель т. н. киотоской школы. Филос. система Н. была из­ложена им в кон. 20-х — нач. 30-х гг. в работах «Самосознающая система общего» (1929), «Определение небытия в самосознании» (1931), «Осн. вопрос в фило­софии» (1933). Н. стремился доказать принципиальное отличие вост. философии от западной. Своеобразие культуры Востока усматривал в присущей ей идее небытия. Небытие Н. пытался истолковать с позиций учения дзэн как представление о всеобъемлющем уни­версуме, к-рый «будучи всем, сам есть ничто», «дейст­вует без действующего», «определяет без определяю­щего». Несмотря на стремление Н. истолковывать свою философию как «подлинно восточную», исходящую из буддизма, его взгляды близки в сущности зап.-европ. идеалистич. философии 20 в., прежде всего экзистен­циализму. Согласно осн. филос. концепции Н., назван­ной им «антиинтеллектуалистической», истинное бы­тие достигается интуитивно благодаря особому «способу рассмотрения вещей», или «способу осознания себя», позволяющему якобы преодолеть противоположность объективного и субъективного. Обществ. развитие Н. представляет как результат взаимодействия общего — небытия и отдельного — человеч. индивидов, подлин­ность отношения к-рых выражается в коммуникации между «Я» и «Ты».

* Дзэнсю (ПСС), т. 1—18, Токио, 1947—53. Козловский Ю. Б., Концепция вост. культуры Нисида Китаро, «Вестник истории мировой культуры», 1961, № 2; его же, Распространение экзистенциализма в Японии, в кн.: Совр. экзистенциализм, М., 1966; Тосака Дзюн, Сэнсю, Дайрокукан (Избр. произв.), Токио, 1948«; Кояма Ивао, Нисида тэцугаку (Философия Нисида), Токио, 1955; Нагао Мититака, Нисида тэцугаку но кайсяку (Комментарии к философии Нисида), Токио, 1960.

НИЦШЕ(Nietzsche) Фридрих (15.10.1844, Рёккен, около Лютцеиа, Саксония,—25.8.1900, Веймар), нем. философ, представитель иррационализма и волюнта­ризма, поэт. В 1869—79 проф. классич. филологии Ба-зельского ун-та. Творч. деятельность Н. оборвалась в 1889 в связи с душевной болезнью.

От занятий классич. филологией Н. переходит к фи­лософии, испытав влияние Шопенгауэра и находясь под большим воздействием эстетич. идей и иск-ва Р. Вагнера. В своём первом соч. «Рождение трагедии из духа музыки» (1872), в значит. мере посвящённом анализу антич. трагедии, Н. развивает идеи типологии культуры, намеченной Шиллером, Шеллингом и нем. романтизмом. Сопоставляя два начала бытия и куль­туры — «дионисийское» («жизненное», оргиастически-буйное и трагическое) и «аполлоновское» (созерца­тельное, логически-членящее, односторонне-интеллек­туальное), Н. видит идеал в достижении равновесия этих полярных начал. Уже здесь содержатся зачатки учения Н. о бытии как стихийном становлении, разви­того позднее в учение «о воле к власти» как присущей всему живому тяге к самоутверждению, и его утопич. философии истории, обращающейся в поисках идеала к досократовской Греции. Эти консервативно-романтич. взгляды Н. и его волюнтаризм («Несвоевременные раз­мышления», 1873) предопределили развитие Н. в направ­лении иррационализма. Показательно обращение Н. к форме эссе в его ранних работах; произв. «Человече­ское, слишком человеческое» (1878), «Утренняя заря» (1881), «Весёлая наука» (1882), «По ту сторону добра и зла» (1886) строятся как цепь фрагментов или афо­ризмов. Философия Н. обретает выражение в поэтич. творчестве, легенде, мифе («Так говорил Заратустра», т. 1—3, 1883—84). Н. стремится преодолеть рациональ­ность филос. метода; понятия не выстраиваются у Н. в систему, а предстают как многозначные символы. Таковы понятия «жизнь», «воля к власти», к-рая есть и само бытие в его динамичности, и страсть, и инстинкт самосохранения, и движущая обществом энергия и т. д.

В философии Н. переплетаются в труднорасчленимом единстве разнообразные, часто противоборствующие мотивы; анархич. критика совр. бурж. действительно­сти и культуры предстаёт в виде универс. отчаяния в жизни, к-рое самим Н. осознаётся как явление «ни­гилизма». В мифе о «сверхчеловеке» культ сильной личности, индивидуалистически преодолевающей бурж. мир вне всяких моральных норм и с крайней жесто­костью, сочетается с романтич. идеей «человека буду­щего», оставившего позади современность с её пороками и ложью. Пытаясь утвердить, в противовес реально существующим обществ. отношениям, «естественный», ничем не сдерживаемый поток «жизни», Н. предприни­мает ультрарадикальную критику всех «ценностей», в т. ч. христианства («Антихристианин», 1888), обруши­вается на демократич. идеологию как закрепляющую «стадные инстинкты», выступает с проповедью эстетич. «имморализма».

Противоречивая и не подчиняющаяся к.-л. единству системы философия Н. оказала влияние на различные направления бурж. мысли 20 в.— философию жизни, прагматизм, экзистенциализм (каждое из этих направ­лений по-своему толковало H.). H. оказал значит. влияние на писателей кон. 19 — нач. 20 вв., на симво­лизм. Творчество Н. явилось по существу одновре­менно разоблачением и утверждением тенденций бурж. культуры в эпоху империализма, ницшеанство исполь­зовали и идеологи нем. фашизма. Философы-маркси­сты, начиная с Ф. Меринга и Г. В. Плеханова, высту­пали с резкой и последоват. критикой идей Н. и ниц­шеанства.