avangard-pressa.ru

Гражданский процесс, как юридическое отношение - Педагогика

Соответствие прав одного лица и обязанностей другого составляет юридическое отношение в тесном, техническом смысле. Следовательно, в исковом процессе существуют два юридических отношения: 1) между истцом и судом и 2) между ответчиком -и судом. Стороны же не состоят между собой в юридическом отношении, потому что процессуальным правом одной не соответствуют обязанности другой. Таким образом, следует признать, что гражданский исковой процесс, по своему внутреннему строению, представляет собою соединение двух двухсторонних правоотношений и может быть изображен такой схемой:

Суд

/\

Ответчик

Истец От

Так как одним из субъектов в каждом из этих отношений является суд, то оба отношения объединяются тождеством существенного элемента и образуют одно целое. Вследствие этого процесс приобретает внутреннее единство. Чтобы оттенить это его свойство, можно называть весь процесс, как целое, юридическое отношение.

Так определил сущность искового процесса германский процессуалист проф. Бюлов.

И до него многие употребляли в применении к процессу термин "юридическое отношение", но это делалось мимоходом, случайно, без попытки вывести отсюда какие-либо дальнейшие заключения. Впервые Бюлов подробно развил это воззрение и применил его к разрешению некоторых частных процессуальных вопросов в своем сочинении о процессуальных отводах. "Никто еще не подвергал сомнению,- говорит он,- что процессуальное право определяет права и обязанности суда и сторон в их взаимных отношениях. Но этим самым говорится, что процесс есть соотношение права и ' обязанностей, т.е., юридическое отношение". Однако это не частно-правовое отношение. "Так как процессуальные права и обязанности существуют между государственными учреждениями и гражданами, так как в процессе проявляется деятельность должностных лиц и так как стороны рассматриваются только в их отношении к деятельности этих лиц и с точки зрения содействия этой деятельности, то само собой понятно, что процесс входит в область публичного права: процесс есть публично-правовое отношение". От других юридических отношений он отличается тем, что, возникнув, не остается неизменным и неподвижным, а, наоборот, развивается и движется вплоть до окончательного разрешения. Субъектами процессуального отношения являются суд и стороны, но по отношению друг к другу стороны не имеют процессуальных прав и обязанностей1 они имеют лишь права по отношению к суду, которым соответствуют обязанности суда.

Идея Бюлова встретила почти всеобщее сочувствие. Однако, при ближайшем определении сущности того юридического отношения, которым является процесс, мнения резко разошлись. Одни процессуалисты всецело примкнули к Бюлову, другие же больше или меньше уклонились от его формулировки, так что в результате образовались еще три воззрения на сущность процесса.

1) Одни, соглашаясь, что стороны не имеют по отношению друг к другу ни прав, ни обязанностей, полагают, что суд обладает


не только обязанностями, но и правами. Согласно такому мнению, начертанная схема видоизменяется так:
тветчик

Истец

2) Другие процессуалисты находят, что суд, не преследуя в процессе самостоятельных интересов, не является и субъектом процессуального отношения, а, в качестве органа государственной власти, стоит выше сторон, над ними. Схема этой теории такова:

Суд

Иг.тв1 \**^ Ответчик

3) Наконец, ряд писателей, высказываясь за существование процессуальных обязанностей сторон, полагает, что все три субъекта процесса - суд, истец и ответчик взаимно связаны правами и обязанностями. С такой точки зрения процесс имеет следующий вид:

Суд

/\

Истец Ответчик

Что касается русского процесса, то корифеи нашей процессуальной науки (проф. Гольмстен, Нефедьев, Гордон, Попов) согласны в том, что у тяжущегося нет никаких процессуальных обязанностей по отношению к противной стороне, так что к нашему процессу применима конструкция самого Бюлова.

Васьковский Е.В. Учебник гражданского

процесса. Изд-е 2-е, М; 1917г.

Из юридических отношений, вся совокупность которых образует собою так называемый юридический быт, выделяется по своим особенностям и гражданский процесс. Гражданский процесс есть юридическое отношение между судом и спорящими

сторонами, имеющее своей целью или признание судом гражданского права, принадлежащего одной стороне, ввиду отрицания этого права противной стороной, или же непризнания этого права ввиду утверждения противной стороны о существовании его в ее лице. Рассмотрим главнейшие признаки этого понятия.

Во-первых, гражданский процесс есть юридическое отношение. Юридическое отношение есть волевая связь, соединяющая двух лиц в том смысле, что одно имеет по отношению к другому известные правила, т.е. имеет возможность требовать от нее действия или воздержания, а другая является обязанной, т.е. поставленной в необходимость действовать или воздерживаться от действий. Так что, на одной стороне господство воли, а на другой - подчинение. Всматриваясь в гражданский процесс, вы видите, что он весь как бы соткан из отдельных прав и соответствующих им обязанностей: истец имеет право предъявить иск, суд обязан принять иск и сделать дальнейшие распоряжения, он обязан вызвать ответчика, ответчик имеет право явиться и защищаться, суд обязан воспринять заявления сторон, стороны имеют право указывать факты и доказательства, суд обязан их взвесить и оценить, стороны имеют право требовать, чтобы суд постановил и объявил решение, суд обязан это сделать и т.д. и т.д. Прав и обязанностей этих такая масса, что дать исчерпывающее перечисление их невозможно. Но гражданский процесс есть отношение сложное, сложное по субъектам, сложное по содержанию. В состав его входят отношения различные по субъектам этих отношений. Юридические отношения, образующие собою процесс, могут происходить:

а) между судом и частными лицами. Эти отношения опять происходят или:

аа) между судом, с одной стороны, и лицами, утверждающими и отрицающими гражданское право, и другими лицами, находящимися с ними в тех или других отношениях, с другой; между судом и истцом и ответчиком, между ними и третьими лицами, представителями, адвокатами.

бб) между судом и посторонними лицами, например, свидетелями, экспертами, обладателями чужих документов и т.п.

б) между судом и государственными учреждениями. Эти отношения в свою очередь возможны или:

аа) между судами, например, по поводу взаимной помощи, допроса свидетеля не судом, который решает дело, а судом по месту жительства свидетеля и т.п.

бб) между судом и административными учреждениями, например, по поводу выдачи документа, находящегося в этом учреждении, исполнения решения административным органом и т.п.

Все эти отношения образуют между собой одно, сложное, причем, конечно, все они вызываются, или прямо, или косвенно, одной необходимостью, одной целью - признанием или непризнанием судом данного гражданского права. Из ряда их выдвигается одно, как имеющее вполне самостоятельное значение; по отношению к нему остальные играют служебную роль. Это, так сказать, центральное юридическое отношение и называется, собственно, гражданским процессом,- это и есть то отношение между судом и сторонами, определение которого нами выше дано.

Наука гражданского процесса главнейшее свое внимание обращает именно на это отношение, исследуя другие входящие в процесс отношения, лишь как отношения или второстепенные, или вспомогательные.

Еще сложнее гражданско-процессуальное отношение по содержанию: оно слагается из множества отдельных, своеобразных, простых отношений, т.е. таких, в которых имеются одно право и соответствующая ему одна обязанность. Каждое из них органически связано со всеми предыдущими и последующими - все они объединены общей целью: признанием, а в соответствующих случаях - непризнанием судом гражданского права. Со стороны содержания тут нельзя выделить центральное, кардинальное отношение от служебных. Все они одинаково являются выражением общего права гражданина на признание авторитетным органом государственной власти гражданских прав, ему принадлежащих и на непризнание по отношении к нему таких прав, которые не принадлежат лицу, это ложно-утверждающему. Сказать, что центральным, главным является право требовать постановления судебного решения и обязанность постановить таковое, было бы неправильно. Правоотношение это есть единичное отношение, равнозначущее с множеством других отношений, из коих процесс слагается; оно есть такое же конкретное выражение упомянутого общего права гражданина, как и всякое другое процессуальное право частного лица; оно есть конкретное определенного лица по отношению к определенному

суду право требовать, чтобы он постановил решение, исполнив ряд предшествующих тому обязанностей.

Гражданский процесс удовлетворяет всем условиям, предъявляемым к юридическому отношению: он не только комплекс прав и обязанностей, на подобие обязательства, собственности и т.п., он содержит в себе все элементы чисто личного юридического отношения; в состав его входят: субъекты, объекты, т.е. действия положительные и отрицательные, совершаемые субъектами, и права и обязанности, имеющие свое юридическое основание. Особенного внимания заслуживает правооснование. Таковым в гражданском процессе является или одностороннее действие, или договорное соглашение. Одностороннее действие - это предъявление иска, т.е. обращение к государству в лице определенного суда, направленное на определенного противника. Благодаря совершению этого действия, процесс возникает и движется по известным ступеням, приближаясь к естественному своему результату - судебному решению. Предъявление иска - это задание известного движения; раз оно задано - лицу дается возможность в дальнейшем осуществлять свои процессуальные права в известном порядке и в тех пределах, в каких это ему желательно, и до тех пор, пока оно этого желает, если, конечно, это желание удовлетворяет требованиям закона, руководящегося высшими началами правосудия, справедливости, гуманности и т.п. Это одностороннее действие порождает не только права для лица действующего, но и для противной стороны, которая тоже может или пользоваться, или не пользоваться этими правами. Порождается ими для суда ряд обязанностей, соответствующих правам этих лиц и обязанностей перед государством, органом коего он является. Что касается договорного соглашения, как источника процесса, то таковым является третейский договор; стороны соглашаются передать существующий между ними спор на разрешение избранного ими частного лица, третейского судьи.

Процесс есть юридическое отношение sui generis: оно, во-
первых, является единым в том смысле, что множество прав и
обязанностей, в его состав входящих, связаны, объединены
одной общей им целью; во-вторых, процесс есть отношение
организованное; закон определяет стройный порядок
осуществления прав и обязанностей субъектов его; тут не то, что,
например, в области гражданского права: в последнем частные
лица хотя и определяют этот порядок, но нет той
предустановленной, стройной последовательности,

обусловленной наилучшим и наиполнейшим осуществлением цели процесса; эта организованность вызывается уже тем, что одним из субъектов отношения является государство, деятельность органов которого должна быть точно определена и упорядочена; в-третьих, в процессе права предоставлены сторонам, но чисто процессуальных обязанностей они не несут, а на суде только лежат обязанности процессуальные, причем, в-четвертых, большинство этих обязанностей им исполняются не proprio motu, не ex officio, а по требованию стороны.

Во-вторых, процесс есть юридическое отношение между судом и спорящими сторонами. Государство с юридической точки зрения является внутри юридическим отношением, извне -юридическим лицом; отдельные лица состоят с ним в многообразных отношениях: государство имеет известные права по отношению к отдельному лицу, отдельные лица - по отношению к государству. Права эти получают реальное, конкретное выражение благодаря наличности у государства, как у всякого юридического лица, органов, его представляющих. Такими органами являются также суды в отведенной им сфере деятельности, и когда мы говорим, процесс есть отношение между судом и сторонами, то понимаем это в том смысле, что это есть отношение между государством, представляемым судом, к> сторонами; все обязанности, которые суд исполняет, суть обязанности государства. Так что на одной стороне мы видим представителя государства как юридического лица публично-правового характера, на другой - тяжущихся, частных лиц. Никаких отношений между тяжущимися в процессе нет и быть не может, если бы таковые были, то процесс лишился бы своего публично-правового характера, он стал бы отношением между частными лицами, так как тяжущиеся во время процесса остаются таковыми, не обращаются ни в носителей прав государства, ни в исполнителей государственных обязанностей. Юридическое отношение устанавливается между судом и обеими сторонами -на судебную защиту имеет право и истец, и ответчик. Что ответчик стоит в стороне при предъявлении иска, что процесс возникает без всякого участия с его стороны, не значит, что в* дальнейшем движении процесса его участие второстепенное: и за*' ним признаются те же права по отношению к суду, какие предоставляются истцу.

В-третьих, гражданский процесс есть юридическое отношение, имеющее цепью признание судом права ввиду его отрицания противником или непризнания ввиду утверждения его о

существовании этого права в его лице. Цель здесь понимается не в бытовом, экономическом, этическом, психологическом и т.п. смыслах. Цель юридического отношения должна быть юридической, т.е. оно должно быть направлено на известный юридический результат, должно непосредственно воздействовать на правовую сферу лица. Такой целью в гражданском процессе является признание судом известного права или прав, ввиду их отрицания противником или непризнание ввиду утверждения противника о существовании их в его лице. По идее своей суд только и может или признавать, или не признавать известные права; ему свойственна лишь jurisdictio: никаких принудительных мер в интересе правообладателя, ради осуществления признанного им права, он не принимает; imperium он в этом смысле не проявляет. Он дает свою санкцию и притом санкцию, имеющую за себя не теоретический авторитет, а авторитет практический. Санкция эта авторитетна как выражение государственной власти; она обладает несокрушимой силой: ему все органы государства и частные лица должны подчиниться в том смысле, что или они должны совершить известные активные действия, необходимость коих проистекает из судебного решения; например, известные органы власти должны принять против ответчика принудительные меры во исполнение решения; или они должны сообразовывать свои действия с этим решением, например, частные лица, до коих решение касается, должны воздерживаться от тех или других действий, идущих в разрезе с решением. Такова функция суда по его идее. И действительно, с таким исключительно санкционирующим характером суд появился на свет. Возник он в период упорядоченного самоуправства, сменивший собой период самоуправства необузданного; задача суда заключалась лишь в разрешении спора, в признании или непризнании прав, чем он давал или не давал правомочие добиваться своего права силой, и если давал, то указывал пределы применения этой силы. Когда применение силы, принуждения, в видах осуществления права, перешло к государству, за судом сохранился его санкционирующий характер. Присущ он ему и посейчас, что видно уже из того, что, во-первых, все правила организации и деятельности гражданских судов рассчитаны на разрешительную его деятельность, а не на деятельность органа принуждающего или понуждающего: в этой области ему присваивается лишь контролирующая роль, и, во-вторых, в каждом судебном решении на первом месте стоит явное или скрытое выражение мнения суда о существовании или

несуществовании в данном лице данного права или прав, о признании или непризнании за ними этих прав, а затем уже в потребных случаях приказ "взыскать", "передать" и т.п.; это уже не результат деятельности, не мнение суда, а вывод, направленный на органы, приспособленные к этой деятельности.

Цель процесса, сказано выше, признание или непризнание прав: признание, когда они отрицаются, непризнание, когда они противником за собою утверждаются. Конечно, суд может не признавать права, которое отрицается, и может признать право, которое противник за собою утверждает, иначе говоря суд может постановить благоприятное для истца и неблагоприятное для ответчика решение, а также неблагоприятное для истца и благоприятное для ответчика. Во всех этих случаях цель процесса надо признать достигнутой; суд существует одинаково и для истца, и для ответчика: он должен признать право, если оно действительно существует, и не признавать, если оно не существует, совершенно безотносительно к тому, кто от этого страдает, истец или ответчик; защита оказывается и тому, и другому истцу, как терпящему неудобство от отрицания его права или от утверждения права за собой со стороны ответчика и ответчику, как терпящему неудобства от того, что ему приписывается неосновательно отрицание или неосновательное утверждение за собой известного права. Но для характеристики цели процесса достаточно говорить лишь о признании или непризнании прав истца, оставив в стороне ответчика. В научных определениях процесса, какого бы взгляда на него ни придерживаться, всегда имеется в виду истец, а не ответчик. Но если так, то надо сделать существенную оговорку по отношению к случаю отрицательных исков без исполнительной силы. В цели процесса, имея в виду эти иски, входит и признание прав ответчика. Например, лицо просит о непризнании права другого, в виду того, что акт, на коем это право основано, подложен, совершен под влиянием ошибки, принуждения, обмана и т.п. (иски о признании подложности, недействительности актов); если суд признает акт подлинным и действительным, то он тем самым признает и право ответчика, поскольку оно обусловлено подлинностью и действительностью акта. Этот случай, хотя и имеющий в виду признание прав ответчика, входит в первую часть характеристики цели процесса, признание права (ответчика) по случаю отрицания (со стороны истца).

Это признание или непризнание судом права может совершиться двояко, или он признает, либо не признает

единичное право, или он признает, либо не признает совокупность прав, образующую собой правоотношение. Первое имеет место, когда лицо просит о признании или непризнании именно данного, индивидуального определенного права, в точности им указанного, например, просит о признании за собой или непризнании за противником права на получение суммы, данной взаймы, права на возврат поклажи, права на прекращение найма по одностороннему его заявлению и т д. Второе имеется тогда, когда лицо требует признания или непризнания всех прав, входящих в состав данного сложного правоотношения, без точного определения того или другого единичного права или без перечисления всех их, образующих данное правоотношение, например, если истец требует признания всех прав, входящих в состав имущественно-наемного правоотношения, утверждая, что указанный в договоре срок истек, но наем продолжается еще год, два и т.д. или если истец требует непризнания правоотношения в виду решительного истечения срока и т.п. Если для истца желательно по тем или другим основательным соображениям, чтобы суд признал или не признал целое правоотношение, все права и обязанности в нем содержащиеся, то было бы бессмысленно требовать от него указания на единичное право или на детальное перечисление всех прав.

Санкция суда может выразиться двояко и с другой стороны: явно и скрыто. Явно она выражается в том случае, когда суд прямо и непосредственно признает или не признает право, о признании или отрицании которого истец просит, например, когда истец просит о признании права на фирму, о непризнании права по займу, коим противник похвалялся и т.п Скрытое же признание права имеет место тогда, когда лицо формулировало свое требование не в виде признания или непризнания, а в виде признания или непризнания правопроизводящего факта, с которым неразрывно связано существование права: суд признает или не признает это право вместе с признанием или непризнанием факта, конечно, поскольку это обусловлено данным фактом, в пределах правопроизводящей силы именно этого факта; например, лицо просит о признании акта подложным или недействительным, суд удовлетворяет это требование, но, в сущности, он не признал права, проистекающего из этого акта -акт лишен силы, не признано и право, из него проистекающее; в сущности то же самое имеет место и при неудовлетворении требования истца или при удовлетворении требования о признании подлинности или действительности акта; акт признан



подлинным и действительным и тем самым признано право, поскольку оно зависит от признания акта подлинным или действительным и в пределах этого признания; если потом будет предъявлен иск с исполнительной силой, направленный прямо на данное право, то суд придаст лишь явное выражение тому признанию права, которое было скрыто в решении о признании акта подлинным; он в новое обсуждение вопроса о праве не входит, поскольку речь идет о праве, основанном на признанной подлинности и действительности акта. Но если ответчик предъявит возражения совсем с другой стороны, например, что уплата произведена, право потеряло исковую силу и т.п., то суд входит в обсуждение этих возражений, а право, бывшее признанным со стороны действительности или подлинности акта, может быть и не признано по другим основаниям.

Это признание, санкция со стороны суда необходима: без нее нет у лица уверенности - раз она так или иначе поколеблена,-в осуществимости его права, в неприкосновенности его обладании; без этой санкции невозможно принятие каких-либо принудительных или понудительных мер со стороны органов власти с целью осуществления данного права, иначе говоря, невозможно "исполнение решения", если по свойству своему это решение может подлежать исполнению; без этой санкции нет желательного для лица обеспечения его правового положения в будущем процессе, возникновения коего оно имеет основание опасаться, например, если суд признал акт, как правооснование, подложным, то лицо может быть спокойно, что если к нему потом будет предъявлен иск на основании этого акта, право за противником не будет признано, ибо уже раз была признана подложность акта; или, например, если суд по иску арендатора раз не признал права нового собственника требовать арендной платы уже произведенной прежнему собственнику, то арендатор может быть спокоен: если новый собственник к нему предъявит иск об уплате вторично арендных денег, то в иске будет отказано, так как раньше суд не признал права на получение этих денег.

В-четвертых, процесс есть юридическое отношение, имеющее целью признание или непризнание гражданского права. Под гражданскими правами здесь разумеются права семейственные, поскольку они вообще являются правами и поскольку вопрос о существовании этих прав входит в компетенцию гражданского суда, и права частно-имущественные, не исключая прав, основанных на торговых сделках, поскольку споры эти не изъяты из ведения общих гражданских судов.

Каждое субъективное гражданское право есть средство, при помощи коего наилучшим образом обеспечивается и достигается удовлетворение тех или других интересов; характер и свойство интереса определяет собою характер и свойство права как средства его удовлетворения: если интерес этот частный - право частное, если интерес публичный - право публичное. Круг частных интересов ограничивается сферами частного хозяйства и семьи, интересами материальными и семейными. Субъективное право, как обеспеченная за лицом возможность действовать или требовать действий от других лиц, и обязанность, как необходимость действовать в известном направлении, под угрозой принудительных мер, исходящих от государственной власти, являются средствами, без коих удовлетворение материальных и некоторых семейных интересов оказалось бы невозможным. Ради удовлетворения своих потребностей человек пользуется своим трудом, способностями, знаниями, опытностью и т.п., пользуется услугами других людей, пользуется своим и чужим имуществом и т.п.; но все это очень не прочно без правовой охраны, выражающейся в том, что за человеком признаются известные права, коим соответствуют обязанности принудительного характера, права на пользование своими силами и своим имуществом, чужими услугами и чужим имуществом. Но из того, что гражданские права обладают принудительною силой, нельзя выводить, что суд гражданский призывается только тогда, когда возможно принудительное осуществление права. Нет, суд признает и такие права, которые не созрели до способности быть осуществляемы, например, права условные до наступления условия и т.п.

В-пятых, процесс есть юридическое отношение, имеющее целью признание права ввиду его отрицания противником или непризнание ввиду утверждения противника, что оно в его лице существует. Весь гражданский процесс и приурочен к такому истолкованию: одна сторона утверждает, другая отрицает; но вовсе не требуется, чтобы непременно лицо, обращающееся к суду, утверждало, что отрицает противник; может быть и так, что лицо, обращающееся к суду, отрицает то, что утверждает противник; утверждение в этих случаях всегда является в виде утверждения за собою известного права или прав, а отрицание всегда в виде отрицания права или прав противника. Высшей, особенно осязательной формой этого отрицания, является правонарушение, например, неисполнение обязательства, посягательство на собственность и т.п.; лицо в этих случаях



просит о признании права, нарушенного противником Но кроме правонарушения отрицание права может принять и менее осязательную форму; оно может выразиться в действии, могущем, так или иначе, невыгодным образом повлиять на имущественно-правовую сферу противника: лицо может совершить то или другое действие, само по себе еще не являющееся правонарушением, но из коего видно, что оно не только не желает считаться с правами противника, но прямо ставит его в опасное, неэыгодное правовое положение; например, арендатор узнает, что хозяин имения вступил в переговоры с другим лицом о сдаче ему имения в аренду с истечения настоящего года, а между тем, по его мнению, по смыслу договора, окончательный срок аренды истекает через три года; он просит суд признать права его по арендному договору, ввиду происходивших между хозяином и посторонним лицом переговоров, которые сами по себе, конечно, еще далеко не являются правонарушением. Мало того, отрицание права может быть выражено и не в действиях, а лишь на словах; например, некто оглашает факт, что у такого-то лица имеется против него подложный долговой акт; лицо это может просить суд о признании имеющегося у него акта подлинным, т.е. просить о признании за ним права, основанного на этом акте, хотя бы само право еще не подверглось нарушению; даже простая похвальба может дать повод просить суд о непризнании права, коим противник похваляется и т.д.