avangard-pressa.ru

Государство не может нарушать права человека. Государство для человека, а не человек для государства. - Право

ПРИНЦИПЫ ПРАВОВОГО СТАТУСА ЧЕЛОВЕКА И ГРАЖДАНИНА.

ПРИНЦИПЫ:

1. Принцип признания прав и свобод человека высшей ценностью (ст. 2 Конституции РФ);

2. Принцип равенства (ст. 19 Конституции РФ): ко всем нужно относиться как к людям. На основании религиозных, этнических, территориальных и иных признаков нельзя одному лицу дать прав больше, чем другим. Это необходимо для стабильности и единого применения правовых норм – если из неё есть исключение, у ущемлённых будет соблазн увеличить свои права до уровня прав привилегированного меньшинства.

Однако достигнуть такого равенства крайне тяжело. Конституционный суд РФ говорит, что неясный, непонятный закон не может считаться законом, т. к. нарушает принцип равенства (некоторые суды будут решать дело одним образом, другие суды иначе).

Однако если с самого начала стартовые возможности неравны, несправедливо обеспечение формального равенства – следует давать льготы и преимущества более слабой социальной группе -> это нарушает принцип равенства, но не нарушает принцип справедливости (позитивная дискриминация). Льготы инвалидам – позитивная дискриминация.

Нарушение принципа равенства для того, чтобы уравнять стартовые возможности людей.

Статья 19 Конституции РФ:

1. Все равны перед законом и судом.

2. Государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств. Запрещаются любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности.

3. Мужчина и женщина имеют равные права и свободы и равные возможности для их реализации.

Данная статья в Конституции РФ предполагает, что равенство должно обеспечиваться между равными субъектами -> мужчины и женщины не одинаковы, белые и негры не одинаковы. [1] Однако многие субъекты очень между собой различаются. Основание для различия, которое предполагает неодинаковость их положения, а значит, допускает позитивную дискриминацию и нарушение принципа равенства, не должно быть дискриминационным. Дискриминационное различие – это основание для различия, цель которого не допустимо.

Недискриминационное различие:

1. Объективное различие имеет правовое значение;

2. Различия непреодолимы силами самого субъекта (в течение небольшого периода времени);

3. Если данное различие обоснованно(существует адекватная цель различия);

4. Рассматривающийся ситуации одинаковы, идентичны, сопоставимы.

Различие, определяющее льготы газетам, а не эротическим изданиям – не является дискриминационным. Но льготы проправительственным газетам в ущерб всем иным газетам – основание дискриминационное, т. к. цель его заведомо дискриминационная.

Например, будет ли дискриминационным ситуация, когда книжным магазинам государство предоставляет льготы, а производителям молока – нет? Всё зависит от того, с какой очки зрения на это смотреть. С точки зрения товаров народного потребления – они находятся в одинаковом положении. Но мы всегда можем дифференцировать – это не всегда будет носить дискриминационный характер. В данном случае цель заведомо дискриминационна. Нельзя говорить – либо эти льготы всем, либо никому. Государство может устанавливать и сужать перечень этих льгот. Можно рассмотреть иную ситуацию: государство поддерживает только спортивные издания. Дифференциация проведена, но цель не будет носить дискриминационный характер. Государство решило поддержать только спортивные издания.

Например, Конституционный суд РФ рассматривал дело, когда люди, совершавшие работы особого риска (тушение пожара на атомных подводных лодках) до 1989 г. получали компенсацию как лица, получившие компенсацию за ранение в военной службе. После 1989 г. государство дифференцировала выплату дополнительных пособий между такими категориями людей. Те, кто получили ранения во время боевых действий, продолжали получать дополнительную надбавку к пенсии, а те, кто потеряли здоровье, совершавшие работу особого риска (тушили пожар на атомных подводных лодках) перестали получать такие льготы со стороны государства. Является ли такой подход со стороны государства конституционно обусловленным? К примеру, если полковник случайно подвернёт ногу, связи с этим он не сможет дальше нести службу, то он будет получать меньше чем тот, кто получил ранение во время боевых действий. Общее является то, что они оба не смогут дальше нести службу, но они находятся в разных положениях, поэтому цель заведомо не дискриминационна. А те люди, которые выполняли работу особого риска до 1989г. и после 1989 г. находятся в одинаковом положении? В одинаковом положении, т. к. речь идёт об одном и том же степени получения вреда здоровью. Здесь нет основания для дискриминации, потому что временной аспект не носит дискриминационного характера. Разница между людьми, совершавшими такую работу до 1989 г. и после 1989 г. – не дискриминирующая[2], но разница между людьми, совершавшими работу особого риска, и переставшими получать компенсацию, и военными, которым выплачивается компенсация за ранение – дискриминирующая. Они находятся в одинаковых положениях. Если бы у них были разные размеры выплат, то это не считалось бы дискриминацией. А если одним выплачивают, а другим нет – то это считается дискриминацией, потому что различие вообще не обоснованно.

Например, Материнский капитал выплачивался тем, кто родит двоих детей до 2016г. После 2016 г. не будет выплачиваться. Будет ли это носить дискриминационное основание? До 2016 г. и после 2016 г. матери будут находиться в одинаковом правовом положении. Государство может устанавливать, снижать, увеличивать социальные льготы – почему так возможно? Потому что время никогда не носит дискриминирующее основание. Возможно, это будет не справедливо.

Это не является причиной финансовой неустойчивости государства. Существует минимум финансовых льгот, который не зависит от финансовой ситуации государства.

Вывод: ст. 19 Конституции РФ идёт всегда в связке с другим конституционным правом. Например, инвалидность (ст. 39) – право на получение социального обеспечения. Мы жалуемся не на конкретную дискриминацию, а на получение какого-то конкретного права. Нельзя просто так сказать, что у нас разное положение. А когда мы утверждаем, что вы утратили чего-либо или не получили какое-то конкретное право вследствие дискриминации, то тогда государство сможет удовлетворить наши требования. ЭТО ЧРЕЗВЫЧАЙНО ВАЖНО ПОНЯТЬ!!! Очень редко принцип равенства идёт сам по себе. ЕСПЧ: жалоба на дискриминацию может иметь место только тогда, когда мы может указать в каком конкретном праве нас дискриминировали. Когда мы жалуемся (основываясь на ст. 19 Конституции РФ), мы всегда ещё указать в каком конкретном праве нас ещё дискриминировали.

Принцип равенства – это принцип, это не право. Это некое правило поведения, с помощью которого мы толкуем содержания всех остальных конституционных прав. Содержание данного принципа чрезвычайно узкое, и можем сказать, что принцип равенства имеет абстрактный характер.

НЕОТЪЕМЛЕМОСТЬ И НЕОТЧУЖДАЕМОСТЬ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА.

Статья 17 ч. 2 Конституции РФ:

2. Основные права и свободы человека неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения.

Неотъемлемое право – это такое право, которое нельзя у нас отнять. Конституционные права являются неотъемлемыми, т. к. никто (в том числе государство) не может у нас отнять. Сегодняшняя Конституция полностью отрицает понятие прав человека по линии Гоббса-Руссо (мы отказались от прав в пользу государства, а государство само решает: сколько прав нужно предоставить). Конституция предполагает, что права человека неотъемлемы и неотчуждаемы. Конституция предполагает, что права человека неотъемлемы и неотчуждаемы. Неотъемлемые означают, что они у нас с рождения, а неотчуждаемые означают, что мы от них не можем отказаться или передать. Например, право вступить в брак (мы не можем передать эти функции кому-то чтобы подобрать за нас пару). С этой точки зрения конституционные права носят сугубо личный характер ->, следовательно, единственный способ получение конституционных прав — это быть человеком. Когда мы говорим о неотъемлемости прав, мы говорим, что государство не дарует эти права, и соответственно, государство не может у нас эти права отнять. И сам человека не может отдать свои права. Например, рабство запрещено Конституцией. Следовательно, в рабство продаться нельзя, по причине того, что наши конституционные права не отчуждаемы (нельзя никому передать). Даже временно нельзя отчуждать. НО: в России и в других странах не существует наказания за попытку самоубийства. Потому что данное действие не несёт общественной опасности (естественно, в зависимости от того, какой вид самоубийства).

Вопрос: может ли государство сохранить индивида от самого себя?

Государство не выясняет причину, по которой человек, находящийся в беспомощном состоянии отказывается от медицинской помощи. Государство обязано оказать человеку медицинскую помощь. Даже если человек попытался совершить самоубийство, и каким-то образом выжило, то государство обязано предоставить ему медицинскую помощь, даже если реализация этой обязанности войдёт в противоречие с желанием этого человека.

Даже если он оставит записку о том, что он отказывается от медицинской помощи, всё равно ему обязаны предоставить помощь, т. к. речь идёт о неотъемлемости и неотчуждаемости конституционных прав человека.

УНИВЕРСАЛЬНОСТЬ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА.

Статья 17 ч. 1 Конституции РФ:

1. В Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с настоящей Конституцией.

Статья 55 ч. 1 Конституции РФ:

1. Перечисление в Конституции Российской Федерации основных прав и свобод не должно толковаться как отрицание или умаление других общепризнанных прав и свобод человека и гражданина.

Принцип универсальности прав человека означает:

1. Защита и признание прав человека осуществляется государством вследствие его международных обязательств. Государство признаёт и защищает права человека не только в силу неотъемлемости и неотчуждаемости прав, а из-за того, что эти обязанности носят международный характер. При этом эта обязанность не принимается государством по своей воле, а является обязательством ergo omnes, т. е. обязательства, которые существуют у государства несмотря на его волю. Универсальность прав человека говорит о том, что большинство прав человека, которые закреплены в Конституции, и так существуют с правовой точки зрения в силу международной практики (право на жизнь, запрет рабства, запрет пыток).

2. Права человека, закреплённые в международных соглашениях и в Конституции РФ, примерно одно и то же. Если сказано, что пытки нашей Конституцией и пытки запрещены Европейской конвенцией о защите прав человека и основных свобод, то это означает, что запрещено одно и то же. Права и свободы человека и гражданина должны пониматься примерно одинаковым образом (нельзя говорить, что в Конституции РФ и международных актах существует разное понимание слова «пытка»).

3. Существуют некие стандарты прав человека. Российская Федерация обязана поддерживать эти стандарты. РФ обязано предоставлять конституционные права на таком уровне, которые сопоставимы с общемировым уровнем. Минимум конституционных прав должен соотноситься с общемировым уровнем. Поэтому, когда Конституционный суд РФ толкует какую-либо норму Конституции, он практически всегда ссылается на нормы международных актов. Сами стандарты «стандартизируются» (устанавливается) международными актами. Именно из-за универсальности прав человека предоставляется возможность заключать различные соглашения в области защиты прав человека.

Идея деятельности Европейского суда по правам человека заключается в том, чтобы создать единое правовое пространство в области прав человека по всей Европе. Такая идея была бы невозможной без универсальности прав человека.

НЕПОСРЕДСТВЕННОЕ ДЕЙСТВИЕ КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ.

Статья 18 Конституции РФ:

Права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими. Они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием.

«Непосредственно действующие» означает – действующий на прямую (без опосредованных действий). Сложность заключается в наиболее общей формулировке данного понятия.

Ст. 18 Конституции РФ является базой, основой, принципом для выявления содержания конституционных прав. Сам по себе данная статья ничего не значит. Потому что любое право действует непосредственно (на то оно и право).

Когда говорят о непосредственном действии прав, то подразумевают что законодатель, который вводит детальную регламентацию осуществления тех или иный конституционных прав в законодательстве, всё равно имеет некоторые ориентиры в отношении этого минимального стандарта (содержания) того или иного права. «Непосредственно действующие» означает, что законодатель никогда не исчерпает содержание этого права. Всегда будет некий ориентир для законодателя, который нужно реализовывать.

Горизонтальный эффект конституционных прав – конституционные права, защищая гражданина от государства, также регулируют и частные отношения между гражданами.

Одним из содержания данного принципа заключается в том, что, когда у нас возникают сомнения в какую сторону принять закон, то мы должны использовать такое толкование, которое более благосклонное к правам человека. При толковании закона в случае сомнения мы должны отдавать предпочтения такому толкованию, которое более благосклонно к правам человека.

Проблема непосредственного действия конституционных прав сложна тем, что все конституционные права разные. В отношении каких-то конституционных прав можно утверждать, что они обладают бесспорным непосредственным действием – такими правами являются личные заградительные права (право на жизнь, право на неприкосновенность частной жизни, неприкосновенность жилища). Все эти права непосредственно действуют и вмешательство в эти права караются законом. Содержание личных заградительных прав заключается в том, что государство не может вмешиваться в эти права. Такие права не нуждаются в регламентации со стороны законодателя. Но: когда мы говорим о правах на услуги государства, то в данном случае возникает главный вопрос: где границы этих субъективных публичных прав. Как они могут действовать непосредственно, если за действие этих прав от государства требуется создания чего-либо? Без создания этих условий, эти права не могут действовать. Например,: чтобы получить права на поучение образование, государство должно построить школы и вузы. А если в стране нет школ, может ли данное право непосредственно действовать.

Когда говорят, что конституционные права действуют непосредственно, то подразумевается, что каждый гражданин вправе требовать от государства создание механизма беспрепятственного осуществления данных прав.Непосредственное действие конституционных прав означает возможность для граждан требовать от государства создания условий для реализации этих прав.

Данный принцип применим по отношении к государству. Но это правило может быть применено и в отношении частных лиц, но оно будет работать только тогда, когда на этих частных лиц в Конституции возложена обязанность по созданию таких условий. Например, ребёнок может требовать от родителей осуществления их обязанностей по воспитанию самого этого ребёнка.

НЕДОПУСТИМОСТЬ ОТРИЦАНИЯ И УМАЛЕНИЯ КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ.

Статья 55 ч. 2 Конституции РФ:

2. В Российской Федерации не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина.

Отрицание прав человека – непризнание прав человека, или признание существования прав формально, но в законах не проводится позиция на защиту прав и свобод человека и гражданина, или устанавливается невозможный для человека порядок реализации права.

Тема 3 «Право на жизнь»

. Каждый имеет право на жизнь.

2. Смертная казнь впредь до ее отмены может устанавливаться федеральным законом в качестве исключительной меры наказания за особо тяжкие преступления против жизни при предоставлении обвиняемому права на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей.

Право на жизнь не может быть ограничено. Потому что само по себе ограничение права на жизнь будет тождественно умалению или отмене права, что недопустимо Конституцией.

Но существуют случаи ограничение этого права.

Пункт 1 статьи 6 Международного пакта о гражданских и политических правах:

Право на жизнь есть неотъемлемое право каждого человека. Это право охраняется законом. Никто не может быть произвольно лишен жизни.

Пункт 1 статьи 2 Конвенции о защите прав человека и основных свобод:

Право каждого лица на жизнь охраняется законом. Никто не может быть умышленно лишен жизни иначе как во исполнение смертного приговора, вынесенного судом за совершение преступления, в отношении которого законом предусмотрено такое наказание.

Конвенция допускает ограничение данного права в определённых случаях. Проблема в том, что, фактически, право на жизнь может быть ограничено. Это значит, что за посягательство (ограничение) данного права не будет ответственности. Но, нормативно, запрещено вводить такие ограничения в каких-то иных целях, не предусмотренные Конвенцией.

Ограничения данного права, которые предусматриваются Конвенцией, не будут считаться ограничениями по ч. 3 ст. 55 Конституции РФ. Подобные ограничения в Конвенции могут быть объяснены с помощью ст. 17 Конституции РФ, и не могут быть объяснены с помощью ч. 3 ст. 55 Конституции РФ. Потому что с точки зрения ч. 3 ст. 55 Конституции РФ такое ограничение будет запрещено ч. 2 ст. 55 Конституции РФ (ч. 2 ст. 55 Конституции РФ: «в Российской Федерации не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина»). А с точки зрения ч. 3 ст. 17 Конституции РФ подобных ограничений нет, потому что такие действия не будут считаться ограничениями.

Право на жизнь – это личное заградительное право. Основным смысловым содержанием личных заградительных прав заключается в том, что государство не регламентирует порядок осуществление этого права. Государство в отношении этих прав устанавливает абсолютный запрет на вмешательство в это право.

Праву на жизнь предполагает также позитивную обязанность государства защищать жизнь. Каждому дана возможность требовать от государства создания условий по защите данного права. Предполагается со стороны государства обеспечения условий по созданию системы правоохранительных органов, для защиты этого права. Уголовно-процессуальные нормы, которые гарантируют защиту права на жизнь обусловлены конституционным положением о защите личности. Если гарантируется государством право на жизнь, то должна существовать уголовная наказуемость за посягательство на это право.

Почему существуют возможности ограничения права на жизнь?

Отечественная Конституция не содержит никаких условий ограничения данного права. В наших условиях любое ограничение всегда понимается как абсолютное отрицание.

Главная мысль заключается в том, что к праву на жизнь не может быть применено слово «ограничение». В Конвенции о защите прав человека и основных свобод не используется понятие ограничение права на жизнь. Потому что ограничение, с юридически точки зрения, не корректно.

Пункт 2 статьи 2 Конвенции о защите прав человека и основных свобод:

«Лишение жизни не рассматривается как нарушение настоящей статьи, когда оно является результатом абсолютно необходимого применения силы: …»

Когда человек был лишён жизни, то не будет рассматриваться как нарушение этого права. Потому что это неизбежное зло. А оправданное ограничение не является злом.

Пункт 2 статьи 2 Конвенции о защите прав человека и основных свобод:

Лишение жизни не рассматривается как нарушение настоящей статьи, когда оно является результатом абсолютно необходимого применения силы:

a) для защиты любого лица от противоправного насилия;

b) для осуществления законного задержания или предотвращения побега лица, заключенного под стражу на законных основаниях;

c) для подавления, в соответствии с законом, бунта или мятежа.

Здесь ключевым словосочетанием является «абсолютно необходимого». Что значит абсолютно? Если мы человека не лишим жизни, то цели, которые предусмотрены Конвенцией, не могут быть достигнуты.

К примеру, в ч. 3 ст. 55 Конституции РФ пропорциональность не всегда требует абсолютной корреляции. В том смысле, что если трудно будет достичь конкретной цели иными методами, либо существуют какие-то недостатки. Для права на жизнь такой принцип не действует. Должен действовать принцип абсолютной необходимости.

Существуют критерии соблюдения и защиты государством права на жизнь:

· Материальный критерий (право требовать защиты права на жизнь):

· Процессуальный критерий (включает право на расследование). Если человек погиб, то мы должны убедиться, что он был лишён жизни в соответствии с целями, которые предусмотрены Конвенцией.

МАТЕРИАЛЬНЫЙ КРИТЕРИЙ

Применение силы должно быть абсолютной необходимостью:

· применение силы должно быть строго соразмерным достижению допустимых целей;

В применении подпункта “b” пункта 2 статьи 2 не может существовать такой необходимости, если известно, что совершающее побег лицо не представляет угрозы для жизни или здоровья и не подозревается в совершении насильственного преступления, даже если неприменение летальной силы может привести к утрате возможности задержания беглеца.

· при оценке правомерности лишения жизни должны быть приняты во внимание не только действия государственных представителей, но и все сопутствующие обстоятельства, включая такие вопросы, как планирование и контроль рассматриваемых действий.

Пример: Европейский суд по правам человека чаще всего Российскую Федерацию обвиняет в нарушении права на жизнь при проведении антитеррористических операций. Федеральные войска окружают село, где по разведывательным данным находятся только чеченские боевики. Далее федеральные войска обстреливают из всех видов орудия данное село. Если не совершить такую операцию, то погибло бы много российских солдат, а, если бы их отпустить, то вряд ли бы они раскаялись. На первый взгляд все критерии присутствуют. Но Европейский суд говорит, что нельзя сразу окружить, потому что если их всех окружить, то это означает, что российские войска не хотели брать их в плен, а хотели ликвидировать. Следовательно, применение такого метода является нарушением права на жизнь.

Критерием служит то, была ли операция спланирована, и контролировалась ли она так, чтобы свести к минимуму, насколько это возможно, применение летальной силы или случайное лишение жизни.

· национальное законодательство должно обеспечивать систему адекватных и эффективных гарантий против произвола и злоупотребления силой и даже против несчастных случаев, которых можно избежать.

Должностные лица должны быть обучены принимать решение о том, имеется ли абсолютная необходимость применять огнестрельное оружие, не только на основе буквы относимых правил, но и с надлежащим учетом приоритетности уважения человеческой жизни как фундаментальной ценности.

ПРОЦЕССУАЛЬНЫЙ КРИТЕРИЙ.

Должно быть обеспечено проведение эффективного расследования случая гибели лица в результате применения силы:

· независимость лиц, ответственных за проведение расследования, от лиц, участвовавших в происшествии;

· расследование должно быть тщательным, власти должны принимать все доступные им меры для выяснения того, что произошло;

· расследование должно быть оперативным, власти должны своевременно реагировать на жалобу;

· материалы и выводы расследования должны быть достаточно доступными для родственников потерпевших в той мере, какой это не умаляет серьезно эффективности. ЭТО ЧРЕЗВЫЧАЙНО ВАЖНАЯ ГАРАНТИЯ!!!!!

ПРАВО НА ЖИЗНЬ – ЭТО НЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВО ПОЛУЧИТЬ РЕЗУЛЬТАТ (ЗАЩИТИТЬ ЖИЗНЬ), А ОБЯЗАТЕЛЬСТВО ПРИНЯТЬ МЕРЫ.

ПРИМЕР ИЗ РОССИЙСКОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА

Статья 22 Федерального закона от 6 марта 2006 года № 35-ФЗ «О противодействии терроризму»:

Лишение жизни лица, совершающего террористический акт, а также причинение вреда здоровью или имуществу такого лица либо иным охраняемым законом интересам личности, общества или государства при пресечении террористического акта либо осуществлении иных мероприятий по борьбе с терроризмом действиями, предписываемыми или разрешенными законодательством Российской Федерации, являются правомерными.

Террористу также гарантировано право на жизнь, исходя из ст. 20 Конституции, где сказано, что каждый имеет право на жизнь.

Такое положение в законе неконституционно, так как он носит абсолютно-разрешающий характер.

Конституционный Суд Германии признал, что если террористы захватывают самолёт, и переговоры заходят в тупик, то такой самолёт может быть сбит.

Такая норма в ФЗ написана с той целью, чтобы не заставлять правоохранительные органы разрешать дилеммы по поводу того, являются ли такие действия обоснованными и соразмерными, а также каковы будут последствия совершённых действий. В таких критических ситуациях требуется оперативность.

Этот закон подвергается критике по той причине, что в такой деликатной сфере принимается простое решение.

Право на жизнь – это высшая ценность. Следовательно, нельзя жертвовать высшей ценностью в реальном мире во имя гипотетической угрозы такой же высшей ценности. Ограничение права на жизнь с целью предотвращения будущего потенциального вреда недопустимо.

Постановление ЕСПЧ от 20 декабря 2011 года по делу «Финогенов и другие (Finogenov and others) против Российской Федерации» (жалобы № 18299/03 и 27311/03):

«В итоге ситуация выглядела очень тревожной. Хорошо вооруженные, преданные своему делу сепаратисты захватили заложников и выдвинули нереальные для исполнения требования. Первые дни переговоров не принесли никаких видимых результатов, вдобавок гуманитарная ситуация (физическое и психологическое состояния заложников) ухудшалась и делала заложников еще более уязвимыми. Европейский Суд заключает, что существовала реальная серьезная и непосредственная угроза массовой гибели людей и что власти имели все основания полагать, что вооруженное вторжение будет “меньшим злом”. Таким образом, решение властей прекратить переговоры и штурмовать здание при данных обстоятельствах не противоречит статье 2 Конвенции (§ 226)».

СМЕРТНАЯ КАЗНЬ

Статья 20 (часть 2) Конституции Российской Федерации:

Смертная казнь впредь до ее отмены может устанавливаться федеральным законом в качестве исключительной меры наказания за особо тяжкие преступления против жизни при предоставлении обвиняемому права на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей.

Смертная казнь – это нарушение права на жизнь.

Статья 1 Протокола № 6 к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод относительно отмены смертной казни (подписан в г. Страсбурге 28 апреля 1983 года):

«Смертная казнь отменяется. Никто не может быть приговорен к смертной казни или казнен».

Во время вступления в Совет Европы, этот протокол Европейской конвенции был направлен в Госдуму. Но Госдума его не ратифицировала. Вследствие чего произошла такая дилемма, которая заключается в том, что с одной стороны РФ отменяет смертную казнь, но с другой стороны признаёт на законодательном уровне.

Причины отмены смертной казни.

1) Пункт 5 резолютивной части Постановления Конституционного Суда РФ от 2 февраля 1999 года № 3-П:

«С момента вступления в силу настоящего Постановления и до введения в действие соответствующего федерального закона, обеспечивающего на всей территории Российской Федерации каждому обвиняемому в преступлении, за совершение которого федеральным законом в качестве исключительной меры наказания установлена смертная казнь, право на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей, наказание в виде смертной казни назначаться не может независимо от того, рассматривается ли дело судом с участием присяжных заседателей, коллегией в составе трех профессиональных судей или судом в составе судьи и двух народных заседателей».

2) Происходит множество судебных ошибок. С юридически точки зрения, отмена смертной казни обосновано тем, что гарантирует защиту от судебных ошибок.

3)Определение Конституционного Суда РФ от 19 ноября 2009 года № 1344-О-Р «О разъяснении пункта 5 резолютивной части Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 2 февраля 1999 года № 3-П по делу о проверке конституционности положений статьи 41 и части третьей статьи 42 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР, пунктов 1 и 2 Постановления Верховного Совета Российской Федерации от 16 июля 1993 года «О порядке введения в действие Закона Российской Федерации «О внесении изменений и дополнений в Закон РСФСР «О судоустройстве РСФСР», Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР, Уголовный кодекс РСФСР и Кодекс РСФСР об административных правонарушениях»:

В Российской Федерации действует конкретизирующий закрепленные Конституцией Российской Федерации гарантии права на жизнь комплексный мораторий на применение смертной казни, который, по смыслу составляющих его правовых актов, первоначально предполагался в качестве краткосрочного. Вместе с тем данное правовое регулирование сохраняет свое действие более 10 лет (с момента принятия Россией на себя обязательств при вступлении в Совет Европы (28 февраля 1996 года) и подписания Протокола № 6 (16 апреля 1997 года), а также установления Конституционным Судом Российской Федерации (Постановление от 2 февраля 1999 года № 3-П) прямого запрета - в отсутствие надлежащих процессуальных гарантий - на назначение смертной казни) и легитимировано сложившейся правоприменительной практикой, в том числе последующими решениями.