avangard-pressa.ru

Государство и семья, патриархальные ценности китайского общества - Политология

В Китае государство традиционно уделяет особое внимание функционированию и укреплению института семьи, рассматривая его как основу стабильности и процветания. В философском наследии Конфуция семья и государство выступают как основные и взаимосвязанные опоры общества. Мощь государства, его стабильность и благоденствие напрямую зависят от того, что происходит внутри каждой семьи, которая тоже является маленьким государством. Все государство, в свою очередь, уподобляется одной большой семье. Регулирование (посредством обычного права и законодательства) структуры семейной организации, внутрисемейных отношений практически на всем протяжении существования государства в Китае является важным фактором выживания и поступательного развития китайской цивилизации.

С 50-х годов ХХ века китайскими властями проводится в жизнь программа строительства современной семьи «пяти хорошо» (ухао цзятин): в такой семье должны быть уважение к старшим и любовь к юным; гармония между мужем и женой добрые отношения с соседями; трудолюбие и бережливость в семейном быту; охрана окружающей среды2. В последние два десятилетия и без того сложный процесс регулирования, имевший своей доминантой политику ограничения рождаемости, в условиях модернизации осложнился появлением новых форм организации личной жизни граждан, обусловленных изменениями в функционировании института семьи. В этих условиях наблюдается некоторое ослабление государственного контроля в сфере семейно-брачных отношений.

Когда говорят о модернизации китайского общества, акцент, прежде всего, делается на изменении его экономических основ, на успехах и проблемах в экономической сфере. Другие, не менее важные, а в каком-то смысле и более значимые для дальнейшего развития социума изменения социальных структур, одной из которых является семья, культуры и политической организации китайского общества нередко остаются в тени. Социально-экономические процессы (переход к рыночной экономике, модернизация), начавшиеся в Китае в конце 80-х годов, изменили социальную структуру китайского общества и привели к переоценке традиционных ценностей, смене ориентиров, изменению ценностных ориентаций и мотиваций поведения молодежи, в том числе в семейной сфере3.

Китайские социологи, психологи, историки, демографы, занимающиеся изучением института семьи, говорят о значительных изменениях, которые произошли в этой области за тридцать лет реформ, определяя их как «огромные перемены, воплотившие в себе характерные черты и тенденции перехода общества от замкнутости к открытости, от отсталой модели к передовой». Прежде всего, проблемы семейных отношений стали восприниматься как относящиеся к сфере частной жизни. Большие перемены произошли и в структуре семьи и в принципах ее формирования: поменялись критерии подбора спутника жизни, супружеские отношения теперь мыслятся как равноправные, а размер семьи становится все меньше и меньше4.

Сравнительный анализ традиционной и посттрадиционной моделей семейной организации в Китае дает возможность реально оценить кардинальность перемен.

Традиционная модель семейной организации в Китае характеризовалась патриархальностью, патрилинейностью (родство прослеживалось по отцовской линии) и патрилокальностью (супруги жили вместе или рядом с семьей родителей мужа). Она сформировалась на основе конфуцианских представлений о семье и характере взаимоотношений между различными категориями родственников по крови и браку, культе предков и учении о сыновней почтительности (сяо). Основой традиционной системы семейных отношений являлся брак как легитимное признание союза мужчины и женщины и рожденных в нем детей. В семье соблюдалось «пять постоянств»: отец должен был следовать долгу и справедливости, мать — источать милосердие, старшие братья — питать к младшим дружеское расположение, младшие — относиться с уважением к старшим, и все сыновья — почитать родителей и вообще старших5. Установленные конфуцианством представления о семье не подвергались сомнению на протяжении более чем двух тысячелетий.

В соответствии с принятым в Китае порядком наследования глава семьи до конца жизни оставался владельцем всего имущества. Пока отец был жив, все его сыновья оставались с ним6. Раздел расширенной семьи7 происходил, как правило, только после смерти отца-патриарха: семья распадалась на одну расширенную семью (один из сыновей, его жена, их дети оставались с матерью) и несколько (по числу сыновей) нуклеарных8 семей9. Отцовское имущество не переходило полностью к старшему или младшему сыну, а делилось между сыновьями поровну. Дочери не обладали правом наследования, они получали приданое при вступлении в брак.

В императорском Китае средняя численность семьи составляла не более пяти-шести человек10. Наиболее распространенным типом являлся расширенный тип семьи, когда вместе проживали представители разных поколений и/или семьи братьев и их дети. Семьи в высших социальных слоях были нередко полигамными (муж – жена — наложница/ы и их дети).

Посттрадиционная модель семьи в Китае характеризуется равенством супругов, билатеральностью13 родственных связей, неолокальностью14. Широко распространенная прежде расширенная семья, в состав которой входили как минимум две супружеские пары (пара родителей и семейная пара старшего сына), а также не состоящие в браке дети, уступила свое место нуклеарной семье, включающей супругов и их детей, не состоящих в браке. По данным Всекитайской переписи 2000 года в КНР на тот момент насчитывалось 348,37 млн. семей, средний размер семьи – 3,44 человека, в 2005 году эти показатели составляли 398,98 и 3,13 соответственно15. Нуклеарные семьи составляют около 70% от общего числа всех китайских семей16.

Уменьшение количественного состава семьи повлекло за собой изменение структуры семьи, трансформацию внутрисемейных связей. Так, ребенок, живший в расширенной семье, с раннего детства вступал в семейно-родственные отношения со значительным количеством близких родственников, усваивал стереотипы поведения и нормы взаимоотношений между старшими и младшими, мужчинами и женщинами. Он был братом, кузеном, племянником, а позднее — дядей (или в женском варианте). В современной городской семье круг контактов единственного ребенка часто ограничивается родителями, у которых при современном ритме жизни не хватает времени на полноценное общение с ним. Столь резкое сокращение круга близких родственников привело к трансформации модели семейных отношений, изменило представления об обязанностях родственников по отношению друг к другу.

Если традиционная семья была сфокусирована на интересах воспроизводства семейно-родственной группы, то в центре современной семьи находится сам ребенок — его личность и интересы. Наличие в семье нескольких детей уменьшает возможности родителей обеспечить им конкурентоспособный старт в непростом современном мире. Если первая модель делает акцент на том, что основная заслуга родителей — дарованная ребенку жизнь, позволяющая обеспечить выполнение ритуалов культа предков и уход за ними в старости, то вторая — концентрируется главным образом на ответственности родителей за будущее своего ребенка.

В традиционном обществе семья и семейно-родственная группа играют основную роль в социализации индивида. В обществе посттрадиционном к процессу социализации активно подключаются другие институты: дошкольные детские учреждения, учебные заведения, неформальные объединения, группы по интересам, трудовые коллективы. Таким образом, процесс культурной трансмиссии становится более сложным. Молодые поколения наследуют далеко не все культурные ценности и социальные нормы, а избирательно только те, которые соответствуют новым социально-экономическим условиям. Итогом всех этих перемен стало изменение представлений о браке и семейных отношениях у поколения, выросшего в эпоху реформ17.

Так, например, изменились мотивации к созданию семьи. В традиционном обществе принадлежность к определенной семейно-родственной группе являлась необходимым условием для поддержания материальных условий жизнедеятельности индивида — без семьи и родственной группы ему было просто не выжить в социуме. В современном обществе собственную семью индивид может и не иметь, поскольку семьи теперь создаются в силу совершенно иных мотиваций: осознанной потребности в любви и опеки, связанной с отцовством и материнством, потребности в психологической и физической близости и семейном общении. Подчеркнем, что перечисленные потребности в посттрадиционном обществе индивид может удовлетворять и за счет других малых групп. Родственные связи поддерживаются им избирательно и в гораздо меньшем объеме.

В традиционном обществе семья создавалась для продолжения рода (массовое сознание не связывало такие понятия, как «брак» и «любовь»). Холостяки в традиционном Китае подвергались жесткому моральному осуждению, экономической и даже правовой дискриминации. Нежелание создавать семью рассматривалось как безнравственное поведение, поскольку такой человек не думал о продолжении рода, в чем, согласно конфуцианским представлениям, состоял его долг перед предками. Рождение внебрачных детей осуждалось обществом и считалось позором как для женщины, так и для ее семьи.

В современном обществе представления о том, что каждый обязательно должен создать семью, постепенно ослабевают вместе со снижением уровня давления на индивида, которое в традиционном обществе было чрезвычайно сильным. Молодые люди, вступающие в брак, стремятся обрести счастье, под которым они понимают гармоничные семейные отношения, предоставляющие возможности для индивидуального развития и позволяющие удовлетворить психологические и сексуальные потребности. Любовь теперь осознается как необходимое условие для создания семьи. Эти новые ценности становятся частью мировоззрения молодых китайцев.

Одновременно с этим в современном Китае меняется отношение к внебрачным сексуальным связям.

Согласно традиционным представлениям, между будущими супругами не должно быть полового общения вплоть до заключения брака. Впрочем, отрицалась возможность всяких половых отношений и вне семьи (за исключением возможности посещения публичных домов мужчинами). Совершенно по-другому дело обстоит в современном Китае. Косвенным свидетельством произошедших изменений служит активное развитие внутри страны секс-индустрии (сейчас в КНР функционирует более 2000 секс-шопов с оборотом 20 млн. долл. в год)18.

С распространением компьютеров и Интернета (в КНР на конец 2007 года насчитывалось 210 млн. пользователей19) все больше молодежи завязывает романтические отношения и даже вступает в браки онлайн. Согласно материалам опросов состоящих в браке молодых людей, проведенных в Пекине, Шанхае и Гуанчжоу, около 10% опрошенных познакомились в Сети20. Китайские специалисты полагают, что Интернет играет важную роль в распространении свободных взглядов на сексуальные отношения21.

В настоящее время немалая часть городской молодежи предпочитает не связывать себя узами брака. В традиционном обществе для женщин брак был практически единственным способом обеспечения средств к существованию, а дети — единственным смыслом жизни; до замужества они были зависимы от отца, потом от мужа, после смерти мужа — от старшего сына. В современном обществе девушки стали стремиться к тому, чтобы получить образование, приобрести профессию, построить карьеру, тем самым обрести финансовую независимость как от родителей, так и от мужа. При этом далеко не все состоятельные женщины в Китае вообще спешат выходить замуж — 50,2% жительниц Пекина, чей месячный доход составляет от 5 до 15 тыс. юаней22, не состоят в браке23. Вообще сегодня в Китае средний возраст вступления в брак достиг рекордных показателей: у мужчин — 27, у женщин 25 лет (при брачном возрасте 22 и 20 лет соответственно)24. В крупных городах китайские социологи и психологи зафиксировали феномен, названный ими «брачной фобией»25. Среди городской молодежи все популярнее становится идея о возможности иметь серьезные отношения без вступления в брак. Следует подчеркнуть, что в 2001 году в новой редакции Закона КНР о браке ст. 8 была дополнена положением, требующим обязательной регистрации брака. Внесение этой поправки в закон свидетельствует о том, что государство обеспокоено ростом фактических браков и сложностями, возникающими в этих условиях при реализации жесткой демографической политики по ограничению рождаемости26.

По данным Народного университета Китая, а также Китайского центра исследований проблем детей и молодежи, в 2005 году 65,89% населения КНР в возрасте от 15 до 29 лет и 45,71% в возрасте от 15 до 35 лет не состояли в браке (в предыдущие годы эти цифры были существенно ниже: в 2000-м году — 59,17% и 40,8%, а в 1995 — 51,54% и 38,23% соответственно).

Интересно, что число неженатых мужчин значительно превышало число незамужних женщин: в 2005 году в браке не состояло 72,72% мужчин в возрасте от 15 до 29 лет и 51,36% — в возрасте от 15 до 35 лет; у женщин этот показатель составлял 59,12% и 39,88%27. Последнее связано с серьезным дисбалансом в соотношении полов в Китае: число мужчин брачного возраста здесь на 18 млн. больше, чем женщин; по оценке китайских специалистов, в 2020 году количество мужчин в возрасте от 20 до 45 лет будет на 30 млн. превышать численность женщин этой же возрастной категории. Данная ситуация, бесспорно, окажет влияние на развитие института семьи, поскольку 30 млн. мужчин окажутся вынужденными холостяками28.

Согласно материалам многочисленных социологических опросов, проводимых в КНР (как правило, в крупных городах), цифры, характеризующие толерантное отношение молодежи к добрачным сексуальным связям, колеблются от 19% до более 33%29. Причем горожане и молодые люди в возрасте до 20 лет относятся к добрачным связям терпимее, чем жители сельских районов и люди возрастных групп старше 30. По-разному смотрят на этот вопрос мужчины и женщины: 50% молодых30 мужчин считают добрачные связи допустимыми, аналогичный показатель среди женщин составляет лишь 28%. Более 23% имели сексуальные отношения в период обучения в высших учебных заведениях31.

Пробный брак32 в Китае сравнивают с выбором обуви — говорят, что не узнаешь, впору ли тебе пара, пока не примеришь ее. Уже это расхожее выражение свидетельствует о том, что в современном китайском обществе не осуждается многократная «примерка», что было в принципе невозможно в традиционном обществе (женщина не имела права на повторный брак, мужчина также был связан массой обязательств, значительно затруднявших расторжение брака). Согласно результатам опроса, 80% женщин, принявших в нем участие, считают, что наличие свидетельства о браке получать не обязательно, если пара любит друг друга33.

В эпоху реформ и открытости в КНР возродилась полигамия (несмотря на то, что она запрещена законом). Как правило, она проявляется в форме сожительства состоятельных мужчин с «бао эр» — содержанками-любовницами. Во многих таких семьях имеются дети. Надо сказать, что в дореволюционном Китае существовал легитимный институт наложниц, которые жили под одной крышей с женой, и все дети воспитывались вместе. Таким образом, полигамия — отнюдь не новое для Китая явление, однако теперь она вне закона. Поведение китайских нуворишей в данном случае имеет много общего с поведением состоятельных мужчин в других странах мира.

За последние десятилетия в Китае сформировались новые критерии выбора брачного партнера. Как уже было сказано, на протяжении более двух тысяч лет браки в Китае заключались в соответствии с волей родителей, молодые люди не имели права выбирать себе спутника жизни, им даже было запрещено говорить о браке. Не в последнюю очередь родители руководствовались в этом вопросе соображениями материальной выгоды. Заключение брака для семьи жениха было связано с большими расходами и выкупом невесты, а для семьи невесты — с подготовкой приданого и потерей рабочих рук. В девушках ценились целомудрие, скромность, послушание, уважение к родителям. После 1949 года решающее значение при выборе брачного партнера стали играть критерии так называемого политического комплекса: классовое происхождение, политическая сознательность, патриотизм. В настоящее время ценятся предприимчивость и деловитость, уровень образования и доходов, состояние здоровья, а также возраст, внешние данные, темперамент, характер34. Современные молодые китайцы охотно участвуют в дискуссиях на темы любви, брака и семьи. Еще 50 лет назад это было просто немыслимо.

Приоритет карьерных соображений и рациональный подход к вопросу воспитания ребенка в условиях чрезвычайной занятости обоих супругов привели к тому, что в КНР сейчас насчитывается более 17 млн. супружеских пар (из которых 21% проживает в крупных городах), которые отказываются от того, чтобы иметь детей. Бездетность становится осознанным выбором супругов. Жизненную позицию таких семей социологи определяют через аббревиатуру «DINK» («Double Income No Kids» — «двойной доход без детей»). В китайском Интернете существует служба знакомств для людей, желающих создать семью, но не планирующих рождение детей35. Исследование, проведенное в 2000 году в Пекине, Шанхае, Чэнду и Гуанчжоу, показало, что около 20% молодых женщин, создав семью, не хотят иметь детей. Традиционные для Китая представления о том, что дети – это гарантия обеспеченной старости, сегодня уходят в прошлое. Молодые женщины, потратившие много денег, сил и времени на обучение и карьерный рост, не могут себе позволить уйти в декретный отпуск, сведя таким образом на нет все свои усилия. Они боятся потерять квалификацию, остаться без работы, выпасть из деловой жизни. Их опасения имеют под собой основания: несмотря на принятые законы, защищающие интересы молодых матерей, компании находят способы избавляться от них. Кроме того, массовое вовлечение женщин в общественное производство объективно сокращает время, которое они могут уделять семейным заботам, рождению и воспитанию детей. На отношение молодежи к рождению детей не могла не повлиять государственная политика ограничения рождаемости.

В современном Китае изменились представления о гендерных ролях внутри семьи. Структурообразующими в традиционной китайской семье были отношения отца и сына (если жена не рожала сыновей, муж имел право расторгнуть брак или взять наложницу). В современной семье взаимодействие между родителями и детьми играет второстепенную роль, на первый план выходят отношения между супругами как между двумя равноправными партнерами. Молодое поколение не разделяет традиционных представлений о том, что женщина должна заниматься исключительно домашним хозяйством и детьми, оно полагает, что эти обязанности лежат на обоих супругах. Кроме того, муж и жена должны иметь общие духовные интересы, проводить досуг и отдыхать вдвоем или с детьми, вместе решать важные вопросы и т.д.36 Согласно результатам исследования, в 52,6% китайских семей власть поделена между супругами, в 31,3% главой семьи является муж37.

В последнее время в Китае растет число разводов. За период с 1981 по 1991 год доля разводов в Китае возросла с 3,7% до 8,7%; в 1995 году она уже составляла 23,8%, а в 1996 году — 25%. В абсолютных цифрах эта тенденция выглядит так: в 2000 году брак заключили 8,48 млн. китайских пар, из них 1,21 млн. расторгли супружеские отношения38; в 2006 году были зарегистрированы 9,45 млн. пар, из них разведены около 2 млн.39. Ожидается, что в ближайшие годы число разводов будет по-прежнему расти40. Особенно велико количество разводов в крупных городах. В Китае сейчас уже не считается предосудительным быть разведенным, как это было еще совсем недавно, до 1980-х годов, особенно если за развод выступает женщина. Согласно статистике, в Пекине, в провинциях Шаньси, Цзянси, Хэйлунцзян более 70% разводов были инициированы женщинами, причем одной из основных причин, по которым расторгаются браки, является неудовлетворенность женщин сексуальной жизнью, что было совершенно немыслимо для традиционного и даже для социалистического общества 70-х годов ХХ века. Эти цифры свидетельствуют о повышении социально-экономического положения женщин, их равноправии и независимости, о кардинальных изменениях общественных взглядов на брак. Трансформация взглядов на семью и брак выражается и в заключение повторных браков, восстановлении супружеских отношений разведенных.

Родители современных молодых людей хотя и имели право на развод, не часто им пользовались, так как находились под неусыпным надзором трудовых коллективов, комсомольских и партийных организаций, под давлением общественного мнения, негативно воспринимавшего расторжение брака. Сегодня в Китае к этому относятся спокойнее. Показательно, что, комментируя ситуацию с продолжающимся ростом разводов, профессор Академии общественных наук Китая Лю Чаншэн отметил, что это нормальное явление, которое отражает изменение взглядов горожан на брак в процессе развития общества41.